понедельник, 30 ноября 2009 г.

Переходный период.




Однако как достал этот переходный период от лета к зиме. Не далее как лет десять и более назад в начале ноября наступала настоящая зима со всеми сопутствующими атрибутами, а именно: снег и мороз. И это продолжалось вплоть до конца марта. Оттепели временами все же наблюдались, но они были настолько непродолжительны, что как-то не отложились в памяти. Что мы видим теперь? Эти бесконечные лужи, грязь, слякоть которые особенно неприятны в темное время суток, когда приходится передвигаться за рулем, при этом видимость просто катастрофически никудышная.
За городом обстановка несколько лучше, там сохранилось немного снега и можно насладиться белоснежными пейзажами с легкими голубоватыми оттенками. Правда, для лыжных прогулок снега недостаточно, а вот на велике еще очень даже можно покататься вволю, что собственно я и сделал не далее как вчера. В зимнем лесу стоит такая тишина, что в ушах звенит, летом такого не бывает, короче говоря, белое безмолвие.

воскресенье, 29 ноября 2009 г.

Террикон 20 шахты.


Фотографию этого террикона я еще не публиковал на блоге, хотя и расположен он совсем недалеко от моего местожительства, более того, я каждый день езжу мимо него на работу и обратно, а вот запечатлеть его как-то не получалось.
Это террикон шахты № 20, закрытой по моим сведениям в пятидесятых годах прошлого века. Довольно странно, что этот расположенный ближе всех к центру города террикон до сих пор не разобран, в то время как от множества более удаленных не осталось и воспоминаний. Хотя нет, воспоминания все-таки остались, ведь поселки чаще всего именовались по названию, вернее номеру поселкообразующих шахт. И, несмотря на измененные официально названия поселков, зачастую их и теперь называют по старой привычке, к примеру: поселок «двестипятой», «двестипервой», «двадцатой» и т.п.
Однако некоторые поселки получили свое имя в период мрачных времен трудармии, это «четвертый участок», «второй участок», «зона», «кулацкий» и ряд других. Эти названия и поныне звучат в обиходе, сохраняя для нынешних и будущих поколений историю своего создания.

вторник, 17 ноября 2009 г.

Снег.



Местные поляны, в недалеком прошлом колхозные пашни, за лето зарастают густой травой, поэтому выпавший в небольшом количестве снег, заметно лишь на проселочных дорогах. Однако следы лесных жителей на снегу наличествуют, что вселяет определенный оптимизм относительно их численности. Насколько я могу судить, это следы лисы, хотя может быть и одичавших собак, которых здесь немало.

суббота, 14 ноября 2009 г.

Забор и полынь.


Забор, освещенный солнцем, конечно же, не слишком интересный объект для съемки, равно как и сухая трава, но вот когда на этот самый забор падает тень от этой самой сухой травы, предположительно полыни, тогда совсем другое дело. Довольно унылый забор и не менее унылая сухая полынь, с помощью солнца, создают, на мой взгляд, очень любопытную композицию.

суббота, 7 ноября 2009 г.

Копейские терриконы.













Ничего умного на ум не идет. Просто помещаю несколько фотографий местных терриконов, вернее остатков терриконов, с надеждой на то, что в скором времени не останется их на земле нашей. Однако нельзя отказать им в некоторой красоте, довольно ярких красках, коих в зимнее время наблюдается острый дефицит.

воскресенье, 1 ноября 2009 г.

Снос дома.


Процесс сноса дома (не барака). Для меня остается загадкой, почему сносят этот дом, ведь вокруг полно домов в гораздо худшем состоянии, я уж не говорю о бараках.